Главная ошибка современных историков фехтования


Автор статьи неизвестен.

Сальватор ФабрисГлавная ошибка, которую допускают современные историки фехтования, это считать, что демонстрации из трактатов испанских мастеров должны были в точности повторяться в бою. Смешно представлять себе, как испанский боец прерывает бой, аккуратно вымеряет круг на земле и лишь потом начинает сражаться! Так же абсурдно полагать, что фехтовальщик станет сосредоточенно проверять, правильно ли он перемещается из точки А в точку Б, вдоль хорды А-Б круга.

Еще одно заблуждение, поддерживаемое некоторыми историками и нуждающееся в исправлении, состоит в том, что по их словам круг, это, якобы, определенное постоянное место. Воображаемый круг движется вместе с фехтовальщиками, когда они вступают в бой. Дистреза подразумевает динамичное перемещение внутри круга. Границы круга существуют в сознании диестро. Это откладывается у него в голове за годы напряженного теоретического и практического обучения.

В отличие от других систем фехтования, Дистреза базируется на движениях, а не только на технике. Это значит, что движение — особое действие и оружия и тела. Все приемы (treta) в Дистрезе формируются комбинацией движений, составляющих техническую основу. Как в танцах, где каждый шаг изучают отдельно, а потом появляется возможность огромного числа комбинаций, из которых и состоит танец, так же и испанское фехтование основывается на различных комбинациях движений и приемов.

Фехтовальщики перемещались из одной позиции в другую, стараясь раскрыть защиту противника или улавливая возможность атаковать в момент, когда противник сам меняет стойку. Фехтовальщики так жк атаковали против предпринятой на них атаки, когда противник приближался на дистанцию удара (с опережением), что известно как stesso tempo, где парирование и атака становились одним целым. В противоположность этому в Дистрезе существует только одна действительно защитная позиция. Стойка, которая постоянно удерживает противника в от атаки под угрозой острия безусловно способствует защите. Она создает тактические трудности противнику, который вынужден прорываться через эту линию обороны, чтобы получить возможность атаковать и не пораниться самому. Атаки не встречаются контратаками, как в итальянских школах, а обыгрываются при помощи перемещений в защитной стойке с одновременным контролем клинка противника собственным клинком Диестро. Это кажется похожим на то, чему учили в итальянских школах, но не совсем. Разница в том, что Диестро подстраховывали свою защитную позицию, уходя от атаки противника, а не атакуя против атаки. Это похоже на то, как торреро поступает с атакующим быком. Когда животное бросается вперед, он уклоняется под углом к линии атаки, чтобы не попасть под натиск и втыкает бандерильи (длинные украшенные дротики) или эсток в быка в одной непрерывной последовательности движений, из которых складывается его техника. В то время, как итальянские фехтовальщики считали, что лучший способ защиты это контратака.

Сальватор Фабрис в 1606 году в трактате «De lo Schermo» утверждает, что единственной надежной манерой боя является встречать клинком тело противника в момент, когда он бросается вперед. Испанские же фехтовальщики считали, что лучшая защита, это убрать тело от атаки, одновременно перемещая оружие к оружию противника, таким образом перекрывая линию атаки сцепкой либо оппозицией или просто размещая оружие так, чтобы воспрепятствовать атаке.

Еще одно различие между итальянскими школами и испанской школой в управлении оружием. В Италии удары и уколы классифицировались в зависимости от направлений, по которым они нанесены, например:

  • диагональные рубящие удары (squalembrato),
  • удары сверху вниз (fendente),
  • уколы сверху вниз (imbrocatta) и
  • снизу вверх (stocatta).

В Дистрезе удары классифицируются в зависимости от движений, выполняемых фехтовальщиком, а не по направлению:

  • Удары от плеча (arrebatar),
  • локтевые удары (medio tajo),
  • удары кистью (mandoble).

Уколы (esotcadas) вообще не классифицируются. Они выполняются под любым углом в зависимости от положения оружия и тела фехтовальщика относительно противника. В защитных действиях самим оружием так же существует заметный контраст. Итальянские школы того времени никогда не давали ясного определения защитных действий (парирований), но четко указывали на необходимость сорвать или блокировать атаку. В Дистрезе же ясно излагаются приемы защиты оружием, как способы перенаправления или отклонения атакующего оружия с помощью клинка Диестро. Позиции не описаны и не пронумерованы. Они могли применяться бесконечным числом способов. Однако все они должны были обеспечивать встречу клинка противника сильной частью своего клинка или гардой. Эта техника называлась Desvio.

Испанские фехтовальщики атаковали и защищались, перемещаясь по ободу воображаемого круга (Compases). Они старались раскрыть защиту противника при помощи различных изменений ритма темпа и дистанции, а атаки и защиты выполняли, перемещаясь под углом к противнику и пересекая круг по хордам. Диестро никогда не двигались линейно вперед. Благодаря особенностям защитной стойки, при атаке по диаметру накалывание на клинок противника было неизбежным. Нарваэс утверждал:

«Вдоль диаметральной линии никто не может атаковать, не получив повреждений».

Все атаки, и колющие и рубящие, всегда выполнялись под углом к противнику с любой стороны от его клинка. Хорды круга повторяют углы при которых и атаки и защитные позиции были наиболее эффективны. Фехтовальщик не предугадывал ответов противника. Ответы зависели от характера движений и ими же определялись, как утверждал Нарваэс: «ganando los grados al perfil» (выигрывая угол или профиль, иными словами, находя наилучшую позицию для атаки). Это достигалось за счет изощренных передвижений, без которых было немыслимо боевое мастерство. В этих передвижениях и должна с убийственной эффективностью воплотиться геометрия. Нарваэс называет это искусство ключом к Дистрезе и способом управлять ею. Если диестро достиг высокого уровня мастерства, он способен управлять перемещениями противника при помощи едва заметных движений и изменений положения своего тела. Таким образом, управляя противником, диестро должен уметь создать подходящий для атаки угол в то время, как его противник находится в уязвимой позиции.

Пространственные взаимоотношения между противниками не описывались одной только геометрией. Так же были важны движение и положение оружия. Во всех испанских трудах постоянно подчеркивается, что контроль над оружием противника должен осуществляться при помощи атажио (atajo), то есть с захватом или оппозицией собственным оружием.

Диестро приобретали навыки атажио, развивая то, что испанские мастера называли «такто» (tacto). «Такто» лучше всего определить, как тактильные ощущения в руке фехтовальщика, держащего оружие. Эти ощущения позволяли диестро оценить силу, слабость и намерения противника при контакте клинков. Фактически, tacto, это то же самое, что и французский термин «Sentiment du Fer» (чувство железа), используемый по сей день в фехтовании на рапирах и шпагах. Для успешного атажио контролирующий клинок должен быть размещен относительно контролируемого клинка так, чтобы обеспечить наибольший рычаг и механическое преимущество. Это определялось самим диестро, исходя из знания и использования углов. Как говорил Карранза, «осознание, достигаемое применением» и «из использования рождается понимание». Эта геометрическая концептуализация применима так же и к действиям оружием. Если диестро поднимает оружие вверх для удара сверху вниз, величина угла определяется дистанцией и позицией противника так же, как и выбранной для удара целью. Угол, под которым располагается оружие защищающегося определяется углом атаки и положением атакующего оружия. Если атака направлена в голову диестро, он может отклонить оружие сильной частью своего клинка, одновременно поражая противника острием. Знание углов использовалось и в защитных действиях, таких, как desvio (отражение, парирование; литературно, изменение направления). Чтобы эффективно применять десвио, диестро должен расположить свое оружие относительно оружия противника так, чтобы не только отразить атаку, но и сделать возможной ответную атаку тем же движением. Это достижимо только тогда, когда диестро имеет понятия о механических преимуществах, которые может достичь верным расположением своего клинка.

Изучение фехтования или любого боевого искусства должно проходить в логической прогрессии. В нем нужно практиковаться до автоматизма или, иначе говоря, по номерам. Именно таким путем ум и тело приучаются использовать изучаемые упражнения в бесчисленном множестве разнообразных ситуаций, возникающих в реальном бою. В течение боя никак не возможно предвидеть все. Однако, если разум и тело способны оценить ситуацию и логично реагировать, шансы на победу, а следовательно и на выживание, многократно увеличиваются. Это предотвращает нелогичные и неуклюжие реакции, вызванные отчаянными и сумбурными попытками хоть как-то себя защитить. Карранза говорил:

«Вульгарного (фехтовальщика), даже и претендующего на знания в области боевого искусства, легко изучить, когда в запале и злости он забывает свои навыки, сражаясь грубо в своей примитивной манере.» Так же он предупреждает, что: «Если признание за бойцом высокого уровня незаслуженно  он сам подвергается опасности, будучи введен в заблуждение своим мнимым мастерством».

На протяжении своей истории испанская школа структурировалась, формализовалась и четко систематизировалась. В Италии того же периода не существовало единой школы, а было множество школ, разных мастеров, в разных городах и областях (такая ситуация сохранялась до 20-го века). В работах итальянских мастеров в основном в основном классифицировались и собирались воедино определенные виды атак (bottas). В итоге, итальянские трактаты были менее сложны для понимания. Итальянские школы проповедовали более физический (внешний) подход к фехтованию в отличие от испанских, которые были более склонны к изложению концептуальных понятий (внутренний подход).

Понимание Дистрезы осложняется тем, что это целостная система со многими уровнями. Ей так же сопутствуют искусство, жизненный опыт, философия и духовность. Эти критически важные элементы нельзя рассматривать вне общего контекста, иначе весь смысл Дистрезы будет утерян. Нужно учесть все: и менталитет, и характер, и культура, и религия, философские и политические аспекты, из которых возникла Дистреза. Дистреза практически эквивалентна сложным и утонченным восточным боевым искусствам (если абстрагироваться от социо-культурных аспектов) в которых с таким же трепетом и почтением сохраняются традиции. Два основополагающих начала Дистрезы: геометрия и философия призваны развить особенный и значительно отличный от стандартного способ мышления и создать хладнокровного, расчетливого фехтовальщика. В любых боевых искусствах, боец, обладающий этими свойствами является грозной силой.

Автор статьи неизвестен.
Копия взята с сайта Федерация фехтования Приморского края
Клуб «Виктория» (с)

историческое европейское фехтование, классическое фехтование, дуэльное фехтование, историческое фехтование, спортивное фехтование, Россия, шпага, рапира, сабля, школы, клубы, ассоциации, федерации, historical europian fencing, hema, classical fencing, sport fencing

Реклама

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход /  Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход /  Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход /  Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход /  Изменить )

Connecting to %s

%d такие блоггеры, как: