Мифы о боевых искусствах Европы. Джон Клементс.


Top Myths of Renaissance Martial Arts


Автор статьи: Джон Клементс© (John Clements)
Перевод с английского: Георгий Голованов©

Целый ряд ошибок и заблуждений окружают сегодня историческое фехтование. Среди них есть наиболее распространенные и наиболее укоренившиеся. Эта статья представляет собой открытый проект, в котором мы постараемся осветить некоторые из них.

1. В цивилизации Западной Европы не было «боевых искусств».

Не верно. Системы боя развивались по всему свету, а в Европе со времен Древней Греции до XIX века существовала собственная традиция в высшей степени эффективного и сложного боевого искусства, которая передавалась как устно, так и письменно. Хотя эти навыки со временем изменились, атрофировались или угасли из-за изменений военной технологии и социальных условий, методика обучения эпохи Средневековья и Возрождения была тщательно задокументирована в многочисленных руководствах. Их эффективность и значительность практически самоочевидны.

Практика боевых искусств европейского Возрождения — это предмет реконструкции и восстановления путем всестороннего изучения сохранившихся пособий. Эксперты XIV–XVII веков оставили нам несравненные исторические документы с их личными методиками боя в условиях самозащиты, дуэли или уличной драки. Обширная техническая литература сохраняет для нас аутентичность учения, не исковерканного и не искаженного процессом уничтожения боевого духа, который происходил поколение за поколением и привел к отсутствию практики таких комплексных боевых искусств.

См.: «An Introduction to Historical European Martial Arts», и «Renaissance Martial Arts Literature», и «The Martial Arts of Renaissance Europe».

↑Наверх↑

2. Фехтование Средневековья и Возрождения было не настоящим «искусством», основанном на научных принципах, а скорее набором «приемов» и разрозненных техник с элементами борьбы.

Не верно. Заблуждение, состоящее в том, что рукопашный бой Средневековья и Возрождения основывался в основном на сильных ударах тяжелым оружием и был лишен какого бы то ни было «искусства» с выработанными принципами и концепциями, является в основном результатом невежества мастеров фехтования и писателей XVIII и XIX веков. Перейдя к более узкому и специализированному виду фехтования, они потеряли не только старые навыки, но также и понимание, как и для чего они существуют и что именно изучают и практикуют. Их точка зрения, построенная на дуэли джентльменов с идентичным оружием и строгими правилами, оказалась искаженной. Они интерпретировали непривычные им доспехи, оружие и более тяжелые типы мечей, предназначенные для сражений на поле боя или в уличной драке, через призму недостаточных знаний века барокко. Понятно, что сюда примешивалось типичное самомнение века Просвещения и заносчивость Викторианской эпохи. Влияние их суждений сохранилось до наших дней. Но сегодня уже является историческим фактом, что боевые искусства Средневековья и Возрождения были высоко упорядоченными и включали широкий спектр личных боевых навыков и видов оружия, намного превышающий узкий набор навыков XVIII-XIX веков.

См.: «Historical European Martial Arts» и «Renaissance Martial Arts Literature».

↑Наверх↑

3. Техника рукопашного боя Средневековья и Возрождения была слабо развитой и примитивной.

Не верно. С древних времен на территории Европы существовало множество борцовских стилей и практик. Дошедшие до нас трактаты и иллюстрированные учебники обнаруживают изощренное понимание самозащиты без оружия, включая броски, захваты, борьбу в партере, заломы, удары открытой рукой, удары ногами, переломы костей и даже воздействие на болевые точки. Хотя большее значение в них придавалось броскам, а не ударам, и борьбе в доспехах, нежели без, нельзя утверждать, что они были «слабо развиты» или «хуже» других разновидностей, так как восстановление наследия Средневековья и Возрождения только началось. Причина, по которой эти навыки сошли на нет и забылись, почти полностью лежит на развитии цивилизацией Запада личного огнестрельного оружия.

См.: «Grappling & Wrestling in Renaissance Fencing».

↑Наверх↑

4. Рыцари в латах были неповоротливы и медлительны.

Не верно. Распространенная вера в необученных рыцарей, неуклюже разхмахивающих грубыми мечами, громыхая в тяжелых доспехах, не имеет под собой оснований. Ошибочное мнение, что рыцарь на коне становился звякающим танком, или что спешившись он становился беспомощным, распространилось даже среди медиевистов. Воин в латах вовсе не превращался в вялого лобстера, как это часто встречается у военных писателей. Хотя по сравнению с бездоспешным рыцарь был менее быстрым, его латы были сбалансированы и продуманы так хорошо, что он сохранял значительную маневренность и ловкость. Этот факт ясно изложен в фехтовальных трактатах, посвященных бою в доспехах, и подтвержден современным опытом ношения как исторических доспехов, так и их точных реплик. В отличие от представлений поп-культуры, натренированный и здоровый мужчина в полных латах представляет собой грозного противника (а для пешего и конного боя существовали разные типы доспехов). Но это не значит, что бой в доспехах не был утомительным занятием. Доспех ограничивает доступ воздуха и вентиляцию тела, а также зрение и слух. Если бы от доспехов не было пользы, они бы не существовали так долго и в таком разнообразии.

↑Наверх↑

5. Колющее фехтование вытеснило более грубую рубящую технику в XVI веке.

Не верно. Укол был важной и неотъемлемой частью западного фехтования со времен Древней Греции и Рима. Укол считался смертельно опасной техникой в средние века, в XIII веке, например. Мечи с узким и очень острым кончиком, одно- и двуручные, были широко распространены как в военном, так и гражданском фехтовании начиная с XIV века. Они были предшественниками более длинных легких и узких мечей, появившихся в начале XVI века для уличных драк и дуэлей. Специальные колющие мечи с прочными тяжелыми клинками для пробивания лат также стали производиться не позднее XIV века, их разновидности продолжали использовать до середины XVII в. К началу XVI века, когда использование доспехов стало сходить на нет из-за распространения огнестрельного оружия, а необходимость в навыках рукопашного боя на войне по тем же причинам возросла, повысилось и число гражданских стычек и дуэлей. В переполненных городах постоянно происходили поединки представителей всех классов. В такой среде быстро развилась техника колющего фехтования. Более легкие, длинные и быстрые одноручные мечи, рапиры, получили преимущество над военными колюще-рубящими мечами. Вскоре аристократия избрала их своим излюбленным оружием для дуэлей. В XVI веке, когда закрепилось это новое «колющее фехтование» бездоспешных гражданских лиц, оно выглядело нововведением. В духе интереса к классицизму, в нем видели возвращение к истокам римского боя на колющих мечах. Хотя в течение двух последующих столетий колющая техника стала доминировать в гражданском и дуэльном фехтовании Западной Европы, особенно среди аристократии, стили рубяще-колющего фехтования продолжали существовать и даже развивать новые формы мечей, вплоть до XX века.

Традиционное и ставшее уже клише видение истории фехтования заключается в том, что внезапно, в XVI веке, люди якобы поняли, что колоть лучше. Тогда они облегчили свои мечи и сняли доспехи, которые уже вышил из моды из-за пороха и арбалетов. Кроме того, считается, что вместе с изменением формы пришло и более «научное» и «правильное» фехтование, приведшее в линейной эволюции к современному виду спорта. Это не верно, а правда куда более сложна и интересна. История фехтования и европейские боевые искусства гораздо более многогранны и изощренны, чем думают, с многочисленными ответвлениями, стилями и техниками, каждое из которых подходит для своего времени и места.

Читать также: «Рапира в вопросах и ответах».

↑Наверх↑

6. Средневековые мечи были тяжелыми и весили десятки фунтов.

Не верно. Несмотря на ставшее уже привычным в поп-культуре и литературе по фехтованию заблуждение, боевое оружие Средневековья и Возрождения было довольно легким, хорошо сбалансированным, великолепно продуманным, отлично сделанным и идеально подходило для своих целей. Они не были ни тяжелым, ни громоздким.

Смотреть также: «Сколько весили исторические мечи?» и The Weighty Issue of Two-Handed Greatswords.

↑Наверх↑

7. Тяжелые мечи нужны были для того, чтобы разбивать доспехи. Только позднее, когда доспехи почти перестали использовать, мечи стали легче, чтобы ими можно было мастерски колоть.

Не верно. Мнение, что тяжелые мечи «необходимы», чтобы грубо прорубать прочные доспехи, не соответствует действительности. На протяжении практически всего Средневековья в рукопашном бою использовались как рубящие, так и колющие техники. Они подходили для тогдашних типов брони и оружия. Укол всегда был важной частью ближнего боя, особенно доспешного, где он вообще является основной составляющей, поскольку рубить прочные латы менее эффективно. Рубящим клинкам действительно требуется определенная масса, чтобы произвести оптимальный удар, тогда как колющие мечи имеют все преимущества легкости, допустимую в случае подвижного острия.

Часто одно оружие, предназначенное для одних задач, бывало совершенно беспомощным в других обстоятельствах. Позднейшее развитие более легкого одноручного колющего меча отражает переход от более сложных боевых ситуаций войны к более простым обстоятельствам гражданского поединка. По сравнению с современными видами спортивного оружия, легкого как пушинка, исторические мечи, доказавшие свою эффективность в бою, выглядят «тяжелыми» и «неуклюжими» для тех, кто не привык тренироваться с ними по правильным методикам.

↑Наверх↑

8. Мечи не были основным видом оружия в Средние века.

Не верно. Мечи не были ни дешевыми, ни простыми в изготовлении, и требовали относительно долгого обучения по сравнению с более простыми топорами, копьями и булавами. Поэтому мечи ассоциируются с рыцарями и оруженосцами, а не с простыми солдатами. Другие виды оружия чаще появлялись на полях сражений, и все же меч был основным оружием ближнего боя именно благодаря своей многогранности и эффективности против всевозможных противников, вооруженных и нет, пеших или конных. Меч различных типов был наиболее индивидуальным оружием, наиболее престижным и наиболее полезным. Хотя с XVI века стала возрастать его роль в гражданской самозащите, его эффективность и на войне была несомненна. Поэтому меч присутствовал в таком большом числе форм и так долго.

Некоторые считают средневековый меч вторичным, скорее признаком благородства или власти, чем боевом оружием. Такое мнение не точно. Нельзя, разумеется, отрицать принадлежность меча к благородному «рыцарскому» оружию. Но и не опоясанные воины часто использовали его на войне и в мирное время. Принимая во внимание регулярные упоминания меча в литературе и искусстве с XI и до XVII вв., тома книг о владении этим оружием, широчайшее число типов этого оружия, разнообразные техники применимость как на поле боя, так и в мирное время, ценность меча становится несомненной.

↑Наверх↑

9. В средние века только рыцарям было позволено владеть мечами.

Не верно. Хотя меч ассоциируется с рыцарем и рыцарством, практически каждый пехотинец или солдат мог владеть мечом и знал, каким концом его применять. Многие мастера фехтования сами были простолюдинами, а городская милиция формировалась из простых граждан, у которых обычно были мечи. У рыцаря могла быть свита из оруженосцев, вооруженных мечами, а банды наемников были привычным элементом военного пейзажа средних веков. К концу XV века целые гильдии и школы бойцов под руководством простых ремесленников и специалистов обучали владению всеми видами мечей. В разное время в разных частях Европы предпринимались попытки ограничить ношение или владение мечами (или их использование в судебных поединках), которые постоянно нарушались и не поддавались контролю. К XVI веку ношение меча было обычным делом для каждого воина, дворянина, джентльмена, ополченца, наемника, солдата, матроса, ремесленника, гильдийца или разбойника в большинстве городов Западной Европы.

↑Наверх↑

10. Мечи Средневековья и Возрождения были в целом низкого качества.

Не верно. Нет причин полагать, что мечи Средневековья и Возрождения не были высококачественными и точно подогнанными инструментами. Изучение металлургии меча подтверждает: оружейники тех времен обладали значительными познаниями в производстве прочных высоко-углеродистых клинков с твердым лезвием, а исследование дизайна мечей говорит о практичности и функциональности этого оружия. Бойцы того времени не были дураками. За века их оружие достигло высочайшего уровня технологии и производства. А вот качество и точность современных реплик мечей — это совсем другое дело.

См.: «Critical Characteristics of Historical Swords» и «Hey, Mister, is that sword real?»

↑Наверх↑

11. Мечи Средневековья и Возрождения не были острыми.

Не верно. Существует несколько степеней «остроты», и меч затачивали в соответствии с тем материалом, который ему предстояло пробивать, а угол заточки был присущ геометрии данного меча. Различные типы мечей требуют и допускают разную степень остроты. Но даже тупое или незаточеное лезвие может наносить серьезные раны, если удар нанесен с силой, а клинок обладает достаточной массой и прочностью. Сохранившиеся экземпляры мечей, наставления по их применению и исторические описания полученных от них ран подтверждают, что мечи Средневековья и Возрождения действительно были очень острыми, хотя и не всегда обладали заточкой по всей длине лезвия.

(Демонстрация итальянского длинного меча «лонгсворд» от Cold Steel. — прим. редактора OnFencing)

↑Наверх↑

12. Кривые мечи не были известны в Европе средних веков и Возрождения.

Не верно. Кривые клинки, созданные на территории Западной Европы, были известны со времен Древней Греции, а некоторые типы использовались вплоть до ХХ века. В эпохи Средневековья и Возрождения определенные типы кривых мечей имели хождение как среди рыцарей, так и среди простолюдинов. Некоторые из них напоминали сабли и ятаганы, тогда как другие — фальшион, мессер, сторта и пр. — имели уникальное строение.

См.: «The Myth of Cutting vs. Thrusting Swords».

↑Наверх↑

13. Самой распространенной техникой боя в средние века был щит и меч.

Не верно. Несмотря на старания поп-культуры, изображающей средневековый бой, и на тесную связь с рыцарством, к XIV веку большие щиты были мало распространены и почти исчезли из сражений и поединков. Со временем их становилось все меньше. Вместо одноручного короткого меча и большого щита солдаты, рыцари и наемники обычно выбирали двуручное оружие (древковое или мечи) или два вида оружия (меч с булавой, топором, кинжалом и т. д.). Большие щиты использовались только для осады или судебного поединка. Маленькие баклеры и другие ручные щиты были гораздо больше распространены, чем большие, и являлись основным тренировочным снарядом.

↑Наверх↑

14. Техникой меча и баклера владели только простолюдины.

Не верно. По многочисленным свидетельствам, меч с баклером служили в течение нескольких столетий основным способом обучения для всех классов, особенно рыцарей. За это время было написано много руководств. Стиль этот считался военным, хотя гражданские также часто изучали его. К концу XVI века эта техника утратила свое значение и как оружие войны, и как средство самообороны.

См.: «The Sword & Buckler Tradition».

↑Наверх↑

15. XIX век — «золотая эра» европейского фехтования.

Не верно. Наглядно доказать это можно на разных уровнях. К началу XVIII века широкий спектр традиционного оружия и доспехов, а также тяжелые рубящие мечи были уже достоянием прошлого, все техники владения рубящим мечом Средневековья и Возрождения были уже забыты. Колющее фехтование на гражданском малом мече, потомке рапиры XVII века, дало основу практически всей последующей теории фехтования. Фехтовальщики того времени, потерявшие связь с боевыми искусствами прошлого, пришли к ложному выводу, что их стиль джентльменского поединка легкими тонкими мечами или легкими дуэльными саблями является «эволюцией» ошибочного и брутального боя прошлых столетий. Вопросы эстетики и формы стали доминировать над заботой о сохранении жизни. Так возник современный миф о превосходстве колющей техники над «грубой» рубящей.

В Новое время, с его огнестрельным оружием и пушками, обстоятельства и условия, при которых люди сражались в рукопашную не на жизнь, а на смерть, стали редкими, не такими суровыми и разнообразными, какими они были до эпохи Барокко. Фехтование к XIX веку стало более узко-специализированным и нацеленным на формальные дуэли джентльменов один на один, с дополнительными правилами для легкой кавалерии. Даже среди ограниченно применяемых сабель, палашей и сабель всякие навыки боя против многочисленных противников, неодинакового оружия, алебард, щитов или доспехов были исключены. Практически полностью отсутствовали техники ближнего боя: захваты и разоружения, броски и болевые приемы, парное оружие и т. д. Характерно практически полное отсутствие полно-контактного боя, характерного для поля боя или самозащиты.

Таким образом, фехтование сместилось в эту эпоху к менее серьезной и опасной дуэли, чтобы затем превратиться в спортивную игру. Поэтому, вместо «золотой эры» изящного и «научного» фехтования оно превратилось в спорт и, следовательно, может считаться пережитком более изощренного и динамичного боевого искусства Европы.

См.: «Historical Fencing Studies: The British Heritage».

↑Наверх↑

16. Традиции боевых искусств Средневековья и Возрождения дошли до наших дней в виде «живого наследия».

Не верно. Со временем навыки ближнего боя становились все менее востребованными, исчезли старые доспехи и оружие, остались лишь ритуализированные дуэли и спортивные игры. Именно потому мы и должны теперь реконструировать и воскрешать это утраченное искусство на основании исторических текстов, что оно сначала потеряло значение, затем устарело, вскоре атрофировалось и, наконец, почти исчезло. Вот почему о нем так мало известно.

Никто из живущих ныне не учился у исторического (т. е., средневекового или ренессансного) мастера или даже у того, кто учился у такого мастера. Никто из ныне живущих не имеет опыта в применении аутентичного оружия Средневековья и Возрождения в бою не на жизнь, а на смерть, и не обучался у того, кто такой опыт имеет. Никто из ныне живущих не учился у того, кто донес неискаженные знания старых стилей и утерянных систем. И никто из живущих не может подтвердить документальными свидетельствами, что хоть какой-то из этих стилей и школ дошел до наших дней целиком ни в виде местного обычая, ни в виде культурной традиции.

Время разрушило связь. Произошел культурный и педагогический разрыв. Хотя имеются основные сходства и фундаментальные принципы, универсальные для концепции боя с оружием, которые остались неизменными, наше современное фехтование основано по большей части на стилях Барокко, а не на более ранних боевых искусствах Европы. Современные стили фехтования очень мало сохранили от техники Средневековья и Возрождения. Наоборот, они несколько веков концентрировались на совершенно отличных инструментах, которые применялись в совершенно других обстоятельствах.

Начиная с конца XIX века множество историков и мастеров фехтования стали изучать ранние техники боя, которые они признали утерянными. Но даже тогда им приходилось прилагать усилия для поиска и восстановления остатков этих техник, так как уже тогда связь с мастерами Возрождения и их школами была прервана. Однако, несмотря на все их усилия, эти отважные эксперименты сейчас видятся неполными и некорректными.

Нет никакой «живой традиции» или «живого наследия» фехтования Средневековья и Возрождения. Ни одна из боевых систем тех времен на дошла даже до XVIII века, не то что до наших дней. То малое, что осталось от ранних техник владения оружием в современном фехтовании, было искажено дуэльным подходом и теперь перешло в чистый спорт. Эти стили, даже рубяще-колющие техники, пост-возрожденческие по происхождению, и не имеют почти никакой связи с более старыми исчезнувшими системами, которые только теперь начинают восстанавливать. Нет теперь никаких мастеров боевого искусства Средневековья и Возрождения, ничто не было спрятано или «передано в тайне» потомкам, а современный мастер фехтования не обладает знанием тех стилей. Те, кто утверждает обратное, плуты и обманщики.

См: «Historical Fencing Studies: The British Heritage & Martial Art or Combat Sport».

↑Наверх↑

17. Исчезнувшие боевые искусства невозможно точно реконструировать или достоверно воскресить по книгам.

Не верно. Мы можем восстановить учение и технику боя по многостраничным руководствам и очень подробным учебникам, которые оставили мастера прошлого, при условии активных тренировок и серьезных экспериментов. Знания, полученные из аутентичных исторических источников, можно отрабатывать в упражнениях, заданиях и серьезных спаррингах, но не в театральных сценах или танцевальных номерах.

Этот процесс интерпретации и практики не прост и требует значительных и постоянных усилий, академических и физических, чтобы проверять и пересматривать гипотезы. Но мы можем достигнуть определенного приближения к тем утерянным боевым системам, используя ту же методику тренировок и практики. Задача состоит в том, чтобы следовать этим путем в исторически обоснованной и боевой манере. То, что мы восстанавливаем, может не быть точной копией их искусства, поскольку мы более не изучаем бой как способ выживания. Но от этого он не должен быть менее точным и аутентичным, чем любая другая «сохранившаяся традиция» боевых искусств, которая дошла до нас в устной форме без такого богатого письменного и иллюстративного материала. Сами литературные источники Возрождения однозначно говорят нам, что опора на книги является жизненно важным, хоть и и не единственным источником знаний.

Да, перед нами стоит постоянная задача субъективно интерпретировать и анализировать — даже когда наша уверенность в понимании полноты их учений возрастает — но такая интерпретация и пошаговое экспериментальное приложение является необходимым аспектом реконструкции. Изначальная цель изучения боевого искусства теперь для нас, быть может, и отсутствует, но метод сохранился. В конце концов, истинное богатство любой боевой традиции состоит в движениях тела и приложении основных принципов, которые можно узнать только от носителя знания. Эта обучающая литература, сохранившаяся в толстых трактатах и сборниках, является нашим наследием. Этот материал, хоть и был забыт и утерян, не имеет себе равных в технических и иллюстративных деталях. Он несомненно представляет собой самое хорошо задокументированное боевое учение в мире.

Хотя мы не можем знать с полной уверенностью, как это искусство на самом деле практиковали Мастера Защиты, наши источники не были превращены в спорт, не были коммерциализированы и не обросли мифами. Поэтому из них мы можем узнать теорию, принципы, концепции, технику и философию самозащиты.

См: «The Modern Study of Renaissance Martial Arts».

↑Наверх↑

18. Некоторые мечи прорубали латные доспехи.

Не верно. Хотя кольчуга не гарантировала полной защиты от сильных ударов, воин в полном доспехе был полностью защищен от ударов лезвием меча. Удары клинковым оружием, прорубающие латное снаряжение, не задокументированы. Это одна из причин, почему латные доспехи были столь популярны и почему в их улучшение было вложено так много труда.

Хотя мечи не могли прорубить латные доспехи, воин не исключал из своего арсенала удары, если они могли нанести порез, оглушить, оттолкнуть, порвать одежду или отломать забрало, обрезать ремешок или еще как-то ослабить защиту противника для применения более эффективного укола. Удары меча, калечащие или смертельные для незащищенного доспехами человека, могут не причинить никакого вреда, будучи нанесенными в доспехи. Однако, удары, наносимые с большой силой, могут причинять травмы тканям и костям и, тем самым, лишить противника мобильности.

Если быть точным, не все доспехи были равного качества, и некоторые шлемы можно было расколоть ударом меча. Хотя существует множество средневековых рисунков, изображающих мечи, прорубающие доспехи и шлемы, никакие исторические свидетельства или руководства по бою в доспехах не подтверждают этого. Современные эксперименты, проводимые в реалистичных условиях с исторически достоверным оружием и доспехами, еще не смогли повторить изображенное на рисунках. Воин в доспехах уязвим к уколам прочным тонким острием меча или другого оружия, а также к ударам специального противодоспешного оружия.

Даже уколы в латные доспехи не гарантировали успех, потому что они создавались именно для отражения подобных ударов. Приходилось искать бреши в сочленениях и в открытых участках. Изображенные на картинах удары специализированным оружием — полэксами или булавами — показывают, что они не всегда пробивали доспехи. Чаще всего они успешнее проминали и ломали их. Такой же силы укол острием мог вполне пробить дыру в латной броне и нанести серьезную рану.

См. : «Medieval Armor: Plated Perfection in Military History», July 2005.

(Тем не менее следует, вероятно, обратить внимание на то, о каких конкретно мечах идет речь. Для сравнения предлагаю Вашему вниманию видеоролик от Cold Steel о возможностях двуручного меча. То, что с ним вытворяют — впечатляет! — прим. редактора OnFencing.)


↑Наверх↑

19. В фехтовании на рапирах не применялись приемы борьбы.

Не верно. Ближний бой с захватами, бросками, обезоруживаниями, обездвиживаниями и прочими приемами был широко распространен в боевом искусстве средних веков и Возрождения. Он представлял собой основополагающую базу всех боевых систем. Многие мастера считали борьбу основой любого фехтования. Исторические свидетельства о боях в доспехах, в которых применялись борцовские приемы, многочисленны, а в трактатах о фехтовании того периода почти всегда были включены подробные разделы, посвященные борьбе. В них даже присутствуют удары ногами и руками, болевые приемы и удары по нервным узлам. И фехтования на рапирах это касается в той же мере, как и колюще-рубящего оружия.

См.: «Grappling & Wrestling in Renaissance Fencing».

↑Наверх↑

20. Формальные дуэли были излюбленным способом поединка во времена Возрождения.

Не верно. Термин «дуэль» может относиться к целому ряду ритуальных и формальных поединков от ордалий до уличных драк. История дуэлей в период Возрождения ограничена свидетельствами нескольких хронистов, описавших поединки аристократов для развлечения высокородной публики. Для тех, у кого было достаточно свободного времени, чтобы вникать в детали кодекса чести и заботившихся о своей репутации и социальном статусе.

Эти истории описывают лишь формализованные дуэли, в них не упоминаются ежедневные стычки, уличные драки, случайные столкновения, нападения, пьяный мордобой и убийства, которых было существенно больше. Мужчины носили оружие не потому, что им могли бросить вызов на поединок, который состоится в другом месте в другое время, а потому, что они жили в мире насилия, где самозащита была необходимостью. Ношение оружия предотвратило, наверное, столько же преступлений, сколько и спровоцировало.

Однако, массовая культура и историки с XIX века (когда формальные дуэли стали обычным, а также более безопасным делом) склонны преувеличивать распространенность дуэлей аристократии. Эта неточность бытует и поныне.

↑Наверх↑

21. На дуэлях сражались только аристократы.

Не верно. Наряду с аристократами простолюдины по всей Европе участвовали в различного вида дуэлях, официальных и не очень. Судебные поединки между простолюдинами часто проходили по отдельным правилам, отличным от правил для знати. Поединки между простолюдинами, будь то внезапные уличные бои или более уединенные схватки, одновременно и копировали дуэли аристократов, и оказывали на них влияние.

↑Наверх↑

22. Рапира появилась, чтобы пробивать доспехи.

Не верно. Рапира была создана специально для бездоспешного гражданского боя и никогда не была оружием войны. Хотя и существует заблуждение, что мечи увеличиваются в ответ на появление тяжелых доспехов, факт в том, что мечи становились больше с постепенным отказом от доспехов. Одновременно они становились легче и тоньше, поскольку развитие огнестрельного оружия сделало ношение доспехов бесполезным.

В век латных доспехов существовали специальные мечи для уколов в щели и сочленения пластин, но эти прочные, тяжелые клинки без лезвия (их иногда называли эстоками) были отдельной ветвью семейства мечей и не предшествовали рапирам. Настоящая рапира развилась скорее из рубяще-колющих мечей (сайдсворд, поздний меч) для самозащиты в городе и не имела отношения к традиционному рыцарскому оружию войны.

На основании многочисленных свидетельств XVI и XVII веков можно сделать вывод о невозможности для рапиры пробить кольчугу или даже простой нагрудник из толстой кожи.

См.: «Рапира в вопросах и ответах».

↑Наверх↑

23. Рапира была оружием исключительно джентльменов.

Не верно. Новое оружие появляется не для сражений с самим собой, но для победы над существующими видами оружия и доспехов. Фехтовальщики Возрождения не придумали рапиру за один день, чтобы ходить с ней по улицам и вызывать всех подряд на дуэли. Рапира могла способствовать буму поединков чести, но не была их причиной и их единственным инструментом.

У рапиры, что любопытно, нет прямых предшественников среди рыцарского вооружения, которое традиционно использовалось аристократами для турниров и судебных поединков. Хотя она обладает родственными чертами с поздним колюще-рубящим мечом военного образца, на самом деле горожане и солдаты использовали ее для постоянных драк, стычек, разборок и — да — дуэлей.

Самые первые упоминания об этом оружии связаны с преднамеренными убийствами, нападениями и гильдиями бойцов. Непосредственной связи с мастерами фехтования или поединками чести еще не было. Со временем это оружие и его техника стали ассоциироваться с дуэлями и джентльменами, и ношение рапиры стало признаком высокого происхождения и богатства (или, по крайней мере, претензией на это).

↑Наверх↑

24. Рапиры могли наносить смертельные или калечащие рубящие удары.

Не верно. Ни один исторический документ о рапире не говорил, прямо или косвенно, что удары лезвием, то есть тонкой узкой частью клинка, появившегося в 1570-80 гг., могли убить.

Наоборот, многие источники как раз критиковали этот вид оружия за недостаточную рубящую способность. В многочисленных свидетельствах о применении рапиры нет данных о том, что ее рубящие удары наносили смертельные или тяжелые ранения, речь шла только о порезах и царапинах. Эксперименты с современными репликами, а также старинными экземплярами, подтверждают это утверждение.

Невзирая на то, что десятилетиями пыталось нам внушить постановочное фехтование, настоящая рапира (в отличие от своего родственника — позднего меча) лишена достаточной заточки, ширины клинка и массы для нанесения смертельных ранений. Будучи идеальным колющим оружием, рапира была создана не для рубки, в противном случае зачем вообще нужны более широкие клинки?

См.: «Рапира в вопросах и ответах».

↑Наверх↑

25. Рапира Ренессанса вытеснила тяжелый и грубый средневековый меч.

Не верно. Распространенный взгляд на историю меча в Европе состоит в «эволюции» от широких «тяжелых» и «неуклюжих» рубящих клинков Средневековья, которые использовали одно- или двуручным хватом, к более легким колюще-рубящим формам, а потом к узким колющим рапирам, и наконец к маневренным миниатюрным малым мечам. Этот общепринятый взгляд грешит упрощением, неточностью и ошибками.

«Эволюция» меча и фехтования в Западной Европе не происходила по прямой линии, в среде, иммунной к технологическим и социальным изменениям, произошедшим под влиянием огнестрельного оружия и артиллерии. Средневековые мечи сами по себе существовали в нескольких формах, многие из которых были довольно узкими. Как только необходимость в сражении с тяжелым оружием и доспехами стала не такой острой в начале XVI века, из-за изменений в военных технологиях, в обиход вошли разнообразные колюще-режущие военные мечи. От них вскоре произошла прогрессивная рапира, как легкое, быстрое колющее оружие для самозащиты в уличных драках и на дуэлях. Рапиры идеально подходили для гражданского поединочного фехтования. Но полностью рапиры никогда не вытесняли военные мечи. Множество больших рубящих и колющих клинков использовались даже спустя 200 лет после пика популярности рапиры.

Важно помнить, что во времена Ренессанса, как и в средние века, происходили постоянные эксперименты по развитию эффективного дизайна меча и, следовательно, способов владения им. Социальные и культурные изменения в начале XVI в., породившие рапиру и школы фехтования на них, как и те, что породили в конце XVII малый меч, следует также рассматривать в контексте боевых искусств. Форма меча не меняется сама по себе. Ее меняют люди. Они меняют ее, чтобы выполнять новые задачи или чтобы выполнять старые лучше. Только разобравших в этих задачах, мы сможем понять историю и метаморфозы меча.

↑Наверх↑

26. Малый меч (smallsword) в XVIII веке победил и сменил длинную, медленную и неуклюжую рапиру.

Не верно. Нет никаких свидетельств , что длинные колющие клинки для боя без доспехов вдруг стали уступать более коротким и легким, и поэтому фехтовальщики отказались от них. Также нет никаких свидетельств, что рапиры были побеждены новым видом более легких колющих мечей. Нет данных о дуэлях или сражениях, на основании которых можно было сделать такой вывод. Ранние фехтовальные тексты о малых мечах тоже не указывают на резкое изменение типа меча и соответствующее изменение техники, которая произошла в гражданском фехтовании с середины до конца XVII века.

Этот процесс перехода сам по себе не произошел внезапно. Малый меч Барокко (smallsword) развивался среди аристократии из рапиры скорее как более удобное и элегантное оружие формальных дуэлей джентльменов во времена, когда сами мечи (особенно слишком длинные) стали постепенно устаревать. Малый меч (придворный меч, прогулочный меч  (court-sword или walking-sword)) был легким в обращении и ношении в толпе, в верховой езде и лучше подходил к украшенному костюму во времена, когда эстетика и стиль боя превозносили хорошие манеры, самообладание, грацию, мастерство и достойное облачение, а не просто боевую эффективность. Оружие тогда часто носили просто как украшение претендовавших на аристократизм.

Малый меч был эффективным инструментом, но не всегда ему приходилось сталкиваться с таким многообразием боевых ситуаций, как его предшественнице рапире Ренессанса. Также более быстрый малый меч не был причиной исчезновения даги, спутника основного клинка в дуэлях и стычках. Скорее репутация даги как слишком опасного для жизни оружия стала причиной ее исчезновения из арсенала джентльмена. Даги, более легкие и короткие, весьма опасны в ближнем бою. Отказ от них привел к сокращению смертности в формальных дуэлях и сделал этот ритуал более безопасным для благородных фехтовальщиков.

Господство малого меча в гражданских дуэлях длилось примерно 200 лет. Он наследовал рапире, но не заменил ее полностью, и нельзя говорить о его превосходстве или неполноценности. Просто ему была предназначена своя ниша в этот век. Но если вспомнить одержимость того времени технологическим прогрессом, понятно, почему фехтовальщики того времени считали малый меч вершиной эволюции и венцом всех мечей.

Читать дополнительно: «Рапира в вопросах и ответах».

↑Наверх↑

27. Вплоть до XVI века мечи использовали только для «нападения», а не для «защиты».

Не верно. Часто встречается в текстах о холодном оружии и фехтовании утверждение, что до XVI века мечами не «защищались». Якобы бойцы полагались тогда в основном на щиты и доспехи, а не на клинок. Эта неточность распространилась особенно широко в XIX веке.

Стойки, подразумевавшие оборонительные действия, присущи любой форме фехтования (и, если уж на то пошло, любому виду древнего оружия, от копья до кинжала и топора). Для защиты от ударов воины носили щиты, но могли использовать их и для атаки. Они полагались на доспехи только в случае ударов, не предназначенных для одоспешенного противника. Ни один воин не будет сознательно принимать удар в доспех, если может этого избежать. Если он может совсем избежать удара или отразить его свободной рукой, тогда он, разумеется, не станет использовать меч для защиты, и лучше контратакует им.

В фехтовании Средневековья и Возрождения не было недостатка в «парированиях», но была вполне действенная и продуманная методология. Ранние стили фехтования на самом деле обладали эффективными способами защиты от атак с помощью одних мечей. Первичной целью защиты мечом была такая контратака, которая одновременно и отражала атаку, и наносила удар. Вторичной целью было просто отбить меч противника в сторону, сблизиться и перехватить его, или еще как-нибудь завладеть им, что обеспечивало быстрый ответный удар. Наименее желательно было пассивно заблокировать удар и атаковать из статической позиции.

↑Наверх↑

28. В средние века и Возрождение удары предпочитали парировать лезвием меча.

Не верно. В литературе по фехтованию средних веков и Возрождения (а также в исторических и художественных произведениях) нет сведений о том, что блокирование ударов лезвием меча было распространено, и тем более считалось правильным. Более того, есть веские свидетельства, что так делать не рекомендовали.

Активная защита достигалась постановкой под удар плоскости клинка или направлением клинка навстречу удару, также постановкой под удар плоскости. Кроме того, удар мог быть остановлен у самого перекрестья гарды. Намеренное блокирование лезвием, столь распространенное в сценическом и позднем фехтовании, это надежный способ бессмысленно повредить или даже сломать клинок.

См.: «Парирование в фехтовании».

↑Наверх↑

29. Всё европейское фехтование основано на идее «парада и рипоста».

Не верно. Идея отдельного действия парирования (или защитного блока) перед нанесением удара стала доминировать лишь в фехтовании конца XVII — начала XVIII вв. До этого основной защитой против ударов и уколов было единое действие, соединявшее отведение удара противника с одновременной контратакой. Такой подход распространен в боевых искусствах многих народов. Также парирование достигалось сближением и прерыванием атаки до ее завершения через захват материала.

Эти техники почти полностью исчезли из поздних школ фехтования из-за изменившихся условий военных действий и гражданской самообороны XVIII века, которые почти полностью полагались на «парадно — рипостный» метод. В отличие от него, бойцы Средневековья и Возрождения учились полностью избегать или уклоняться от атак, нанося свой удар в раскрывшегося на ударе противника. Многие учителя фехтования XV и XVI вв. подчеркивали приоритет контратак над парированием и даже превозносили атаку перед защитой.

В более поздних школах фехтования (в целом основанных на технике малого меча) парирование ударов стало статичным действием, требующим жесткой постановки лезвия клинка (но все равно сильным материалом), за которой следовала отдельная атака из этой позиции. Такую работу клинок-в-клинок можно увидеть в большинстве постановок и в спортивном фехтовании на саблях.

↑Наверх↑

30. Средневековые бои рыцарей всегда были галантными.

Не верно. Несомненно, существовали нормы поведения практически по каждому аспекту социальных взаимоотношений в средние века (и в Возрождение). И куртуазность как аспект рыцарственности являлась важным элементом воинского спорта и судебных поединков. Другое дело — индивидуальные поединки, которые в те времена были жестоким, кровавым делом, где было мало места деликатности и ложному этикету.

Хотя социальные нормы всегда влияли на ритуальные элементы ближнего боя (напр., дуэли), куртуазная литература того периода по большей части отражает идеализированный образ рыцарского поединка, который противоречил суровой реальности выживания в ситуациях насилия. Мастера фехтования и авторы учебников по технике боя или дуэльному кодексу ясно дают понять, что ты можешь использовать все что угодно, лишь это давало тебе преимущество, и что наивная куртуазность — это глупость, когда твоя жизнь висит на волоске. Исторические хроники с полей сражений, судебных поединков, уличных драк, засад, внезапных нападений и дуэлей четко это подтверждают.

Хотя нам известны акты выдающегося милосердия, сострадания и благородства, есть и обратные примеры бессовестного предательства, обмана и подлости. Действительность, как обычно, находится где-то между.

↑Наверх↑

31. Обоюдоострые мечи превосходят однолезвийные.

Не верно. Меч создавался по существующей технологии как инструмент, наиболее эффективно исполняющий возложенные на него задачи — нанесение ран противнику и предотвращение нанесения ран себе. И одно-, и двулезвийные клинки были распространены во многих культурах. У каждого типа есть свои преимущества и недостатки. Оружие было полем бесконечных экспериментов и улучшений в ответ на развитие защитного снаряжения и изменений условий боя.

Однолезвийние клинки обычно наносят более мощные рубящие удары и больше подходят для изогнутых сабель. Клинки с обоюдной заточкой хороши для более жестких сужающихся к острию клинков, которыми удобно колоть и совершать более разнообразные технические действия (например, удары фальшлезвием, техника полумеча, метание и проч.).

Бойцы Ренессанса изобрели множество видов однолезвийного оружия, от боевых мечей до фальшионов, мессеров, бракемаров, палашей и саблевидных двуручных гроссмессеров.

↑Наверх↑

32. У мечей было два лезвия, чтобы использовать второе, когда первое портится.

Не верно. С древних времен однолезвийное оружие использовалось наряду с двулезвийным, часто в пределах одной культуры и сообщества. Есть только два способа изготовления рубящего меча: либо у него два лезвия, либо одно.

Два лезвия — результат производства плоского прямого клинка, идеального для уколов и рубки прочного материала. Хотя у клинка с одним лезвием более широкий спуск, позволяющий рубить глубже, у него более прочный обух, позволяющий выдерживать большие нагрузки. Обоюдоострое оружие позволяет применять более широкий спектр техник (рубить можно обеими сторонами).

Хотя воин мог, разумеется, менять стороны клинка, если одна из них тупилась или зазубривалась, не это было основным смыслом обоюдоострого меча. В конце концов, второе лезвие могло придти в негодность так же быстро. Исторические документы говорят нам о том, что обоюдная заточка имела другой смысл: три из пяти ударов в фехтовании Возрождения наносили фальшлезвием.

↑Наверх↑

33. Бойцы Средневековья и Возрождения не использовали тренировочное оружие.

Не верно. Современные исследования в области европейских боевых искусств обнаружили значительное число различных форм спаррингов в обучении самообороне, военных учениях, ритуальных постановках и спортивных состязаниях в период с XII до XVII вв. От рыцарских турниров до призовых боев, ассо и импровизированных драк — сведения о «свободных поединках» или «боях без правил» как элементе тренировки дошли до наших дней. Этот вид деятельности подразумевал высокую степень «контактности», а не просто шлепки и касания. Изучение методик проведения таких спаррингов (т. е. снаряжения, целей и задач, допустимых техник и соображений безопасности, риска ранений и проч.) является главной областью исследования истории фехтования.

См.: «To Spar or Not to Spar».

↑Наверх↑

34. Боевая система Европы никогда не имела духовных или этических элементов.

Не верно. Сложно найти книги по боевым искусствам Возрождения, которые бы не затрагивали вопросы этические и духовные. Большинство источников по боевым искусствам (а также литературные тексты) не только напрямую оценивали те или иные поступки с точки зрения нравственности, они также советовали, как избежать боя, при каких обстоятельствах пристало использовать насилие, а когда — нет. Мастера Защиты не обучали навыкам боя в культурном вакууме, а черпали из классических учений, христианства, рыцарской морали и идей гуманистов. Эти элементы сформировали большинство поздних идей, воплотившихся в западной цивилизации в образе офицера и джентльмена.

↑Наверх↑

35. Тест на гибкость меча — хороший способ оценить его качество.

Не верно. Ошибка современного теста на гибкость (когда клинок медленно сгибают рукой) распространилась повсеместно среди нынешних производителей мечей и их распространителей. Любители холодного оружия часто становятся жертвами заблуждения: якобы их мечи должны обладать значительной гибкостью. Они не понимают, что гибкость не только не является признаком хорошего меча, но каждый такой тест разрушает структуру клинка. С каждым тестом клином слабеет, так как сгибание превышает предел перегрузки клинка. Со временем перегрузки приводят к поломке. Частое медленное сгибание клинка мешает оружию возвращаться обратно в прямое состояние.

Тест на гибкость предположительно является демонстрацией упругости и качества стали, но не отражает такое качество клинка как прочность. Медленное сгибание — это постепенное приложение силы к клинку, которого в бою на самом деле не бывает. Настоящим мечам нужно быть довольно прочными, но сохранять упругость под ударами. Вот в чем состоит гибкость, а не в «хлесткости» или «пружинистости». Многие современные реплики мечей вообще нельзя сгибать, потому что они плохо закалены или сделаны из низкокачественной стали, и либо сломаются, либо останутся кривыми. Забавно, что большинство исторических экземпляров также не прошли бы этот тест, так как их клинки часто были исключительно жесткими. (Именно так и ломали клинок обесчещенного или сдающегося в плен — сгибанием до слома.) Разные части клинка обычно обладали разной степенью гибкости из-за разницы в сечении.

Исторически клинок тестировали другими способами. Ранний метод состоял в нанесении сильных ударов в деревянный или железный чурбан, сначала плоскостью, затем лезвием, и, наконец, рукояткой, что приводило к слабому изгибу в плоскости. Операция завершалась пробиванием тонкого листа железа, которое позже стало известно как «толедский тест». Некоторые французские мастера XVII и XVIII вв. писали, что гнуть клинок нельзя, поскольку это приводит к ослаблению и поломке оружия. Вместо этого они советовали наносить быстрые уколы в прочную мишень, чтобы проверить, сохраняет ли оружие прямизну после укола. В XIX в. тесты военного оружия включали удар по прочной поверхности или втыкание в колоду и сгибание до слома. Различные типы клинков с различной формой сечения имели разную степень гибкости по длине оружия. Большинство рубящих мечей при соударении с твердой поверхностью пружинят в месте удара (это почти незаметно на скорости, но видно при воспроизведении на видео). Вот почему тест на удар, а не на гибкость, является на самом деле тестом качества оружия. Сила удара имеет мало общего с гибкостью. Кроме того, узкие колющие клинки с «углами» или сторонами гораздо менее гибкие, чем плоские или овальные в сечении.

Странным образом дефект слишком большой гибкости клинка часто выдается за знак качества. Ошибка, скорее всего, возникла из-за того, что гибкость путают с эластичностью стали. Эластичность необходима, а гибкость бесполезна и всегда пагубна для боевого оружия. Хотя быстрое и эффективное парирование требует некоторой эластичности в боевом оружии, однако и в рубке, и в уколе жесткость клинка никогда не мешает. Гибкому оружию нет никакого применения ни в уколах, ни в ударах. Спортивные клинки, разумеется, делаются очень гибкими, чтобы предотвратить ранения, неизбежные с оружием реальной жесткости. Историческое боевое оружие гибким быть не должно.

↑Наверх↑

36. Самураи разрубали катанами боевые мечи европейцев.

Не верно. Нет документальных свидетельств того, чтобы в поединке между фехтовальщиком времен Возрождения и японским самураем был сломан или разрублен меч. Есть любопытные данные из Голландии, согласно которым в 1699 году при демонстрации у японского храма был разрублен малый меч, закрепленный стационарно. Однако тут важно понимать, что эти легкие клинки были узким и тонким гражданским оружием для дуэлей, а не военным, а также славились своей способностью ломаться в бою, если их хватали и сгибали рукой. Далее, есть свидетельства из Шотландии от 1689 года, в которых описывается, как меч разрубал пики и малые мечи, а также как одноручный клеймор рубил те же пики, малые мечи и мушкеты. Так что в разрубаним мечей нет ничего особенного. Нет достоверных сведений о том, что в настоящем бою японский боевой меч разрубил европейский боевой меч. (Аниме и байки о мастерах древности за свидетельства не считаются.)

↑Наверх↑

37. Японские катаны — самое совершенное оружие в мире, потому что они легко разрубают автомобили и содержат секретные силы «Ки».

Не верно… Но если вы в это верите, ничто не убедит вас в обратном.

↑Наверх↑

38. Боевые искусства Европы были заимствованы из азиатских традиций.

Не верно. На самом деле они были украдены у киборгов Амазонии, которые были истинными наследниками древней Атлантиды… Если серьезно, см. мифы 1, 2 и 3.

↑Наверх↑

39. Действительно качественно сделанный меч не может сломаться.

Не верно. Иногда мечи ломаются. Это исторический факт для всех мечей всех народов мира. Обычно они были качественными и прочными (иначе нельзя), но не неуязвимыми. Эти инструменты обладали ограниченным сроком годности. В зависимости от интенсивности использования и нагрузок в различных условиях этот срок может меняться. Как и любой предмет, сделанный руками человека, меч обладал недостатками, которые сокращали его жизнь.

↑Наверх↑

40. «Настоящие мастера» еще существуют.

Когда сегодня кто-либо получает титул «мастера» от федерации фехтования, это означает только, что эта организация признает его опыт в современной разновидности спортивного фехтования. Этот титул имеет значение только для современных соревнований и Олимпийских игр, где используются рапиры, шпаги и сабли. И он не имеет ничего общего со знаниями или навыками в исторических боевых искусствах и боевом оружии даже XIX века, не говоря уж о периоде, предшествовавшем европейскому Барокко. Ни одна современная школа фехтования не сохранила связь с боевым наследием Средневековья и Возрождения или аутентичными методиками техники тех лет.

Весь процесс обучения у учителя — «наследника» традиций — не имеет никакого смысла, если нет сохранившегося набора навыков, который бы передавался без изменений от инструктора к инструктору. В случае боевых искусств Возрождения такого непрерывного наследия не было. Фактически никакие знания не дошли до последующих поколений мастеров фехтования с их совершенно изменившимся оружием и условиями боя. Одно дело — создать сегодня новый учебный план, основанный на интерпретации исторических методов по оставшимся литературным источникам, и назвать себя за это «мастером». Но совсем другое дело — заявлять о своих уникальных знаниях, полученных благодаря «особому обучению» у некого современного инструктора фехтования, который якобы владел «секретным искусством». В первом случае это называется реконструкцией. Во втором — шарлатанством. Притязания шарлатанов смешны, особенно когда такие само-провозглашенные эксперты демонстрируют весьма посредственные навыки боя.

Когда историки и писатели XIX и ХХ века писали о том, что мечи прошлого и навыки владения ими были грубыми и неуклюжими, всякий, кто считал иначе, должен был бы высказывать свое мнение и поправить своих заблуждающихся коллег. Если бы у кого-то их них была лучшая концепция истинной природы боевых искусств Средневековья и Возрождения, они бы высказали свою позицию или просто показали бы свое превосходство на практике. Поскольку никаких свидетельств об этом нет, зато есть множество документов, настаивающих на ошибочном понимании основных положений, можно сделать вывод о том, что искусство это забыто и утеряно. Один этот факт раскрывает ложь о современных мастерах европейских боевых искусств, владеющих тайным знанием. Нельзя обучать тому, чем не владеешь. Современные мастера фехтования и «боевых искусств» давно перестали быть Мастерами Защиты, став простыми спортивными тренерами.

↑Наверх↑

композиция5


Автор статьи: Джон Клементс ©(John Clements)
Перевод с английского: Георгий Голованов ©
Оригинал статьи опубликован на сайте ARMA http://www.thearma.org/essays/TopMyths.htm
Статья публикуется с разрешения автора.

Реклама

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход /  Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход /  Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход /  Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход /  Изменить )

Connecting to %s

%d такие блоггеры, как: